Даниил Перлов: «Программа по политологии PolitIQ позволяет за одно лето получить бесценные опыт и знания»

Даниил Перлов – участник образовательной программы по политологии PolitIQ, прошедший обучение в Лондонской летней школе LSE
Даниил Перлов – участник образовательной программы по политологии PolitIQ, прошедший обучение в Лондонской летней школе LSE

Студент-политолог МГУ поделился впечатлениями от образовательного интенсива в летней школе LSE, Лондон

Даниил Перлов – участник Образовательной программы по политологии PolitIQ, которая стартовала в 2016 году. Программа PolitIQ разработана при совместном участии факультета политологии МГУ имени М.В. Ломоносова и российского эндаумент-фонда «Истоки». Образовательная программа направлена на развитие научного потенциала талантливых студентов МГУ, обучающихся по специальности «политология», и предполагает выплату стипендий на обучение политическим наукам в ведущих вузах – европейских и азиатских университетах.

Весной 2016 года Даниил успешно прошёл конкурсный отбор на соискание стипендии по программе политологии PolitIQ. Для своего обучения он выбрал летнюю школу Лондонской школы экономики и политических наук (LSE), где провёл почти месяц.

Трудно ли вам было пройти конкурсный отбор на стипендию для обучение в летней школе?

Основной критерий отбора — знание английского языка, поскольку и обучение в летней школе, и все коммуникации ведутся на английском. С этим у меня не было затруднений, поскольку ещё летом 2015 года я сдал международный экзамен IELTS. Средний балл для отбора в летнюю школу LSE составляет 7,0 баллов по всем разделам IELTS, остальные школы требовали от 6,0 баллов.

По своему опыту скажу, что подготовиться к IELTS даже за полгода вполне реально, если только вы не начинаете изучать язык с нуля. Я бы посоветовал не только смотреть фильмы и слушать музыку, но и каждую неделю делать как минимум один полный тест, чтобы подтянуть лексику и привыкнуть к требованиям экзамена. Хороших результатов в разделах Reading и Listening можно добиться за счёт тренировки на тестах ЕГЭ, а вот Writing без специальной подготовки сдать не получится: если вы претендуете на отметку выше 6,0, вам придётся понять, чего хотят экзаменаторы и чётко следовать установленным правилам (для этого полезно изучить сайт IELTS с официальными инструкциями). Моя главная рекомендация — беспрерывная кропотливая монотонная подготовка в свободное от основной учёбы время.

Далее необходимо выбрать летнюю школу и программу обучения. При этом выбор курса может быть ограничен самой школой, которая не позволит вам прослушать, скажем, курс «International Politics: Building Democracies from Conflict», если вы не изучили в своём университете хотя бы один из перечня рекомендуемых предметов (в данном случае это политология, международные отношения, социология, экономика, история или право).

Наконец, последний этап отбора — мотивационное письмо, написать которое вполне реально, если желание поехать и пройти обучение за рубежом достаточно велико.

Почему вы выбрали для обучения Лондонскую школу экономики и политических наук?

Выбор Лондонской школы экономики объясняется предельно просто. Во-первых, и что самое главное, LSE — не просто университет с мировым именем, а третья по престижности школа в Англии, чей политический и экономический уклон особенно привлекателен для студентов с моего факультета, а во-вторых, я всегда хотел побывать в Лондоне.

По какой программе летней школы вы обучались?

Я обучался по программе «Development in the International Political Economy», посвящённой экономическому развитию развивающихся стран (преимущественно африканских). Программа освещает обширный список проблем: от теоретического определения самого экономического развития и различных подходов к выведению экономики из кризиса до экологических и гендерных проблем, связанных с этим развитием.

На курсе мы узнали о принципах работы МВФ и Всемирного Банка в Африке, о подходах этих организаций к решению проблем разного рода. Мы подробно обсуждали экономический кризис в Юго-Восточной Азии 90-ых годов, проблему недостаточного финансирования развивающихся стран (в пример приводились 17-миллиардный (в долларах США) план Маршалла и 35 миллионов долларов помощи развивающимся странам от США сегодня) и проблему координации усилий международного сообщества на примере Эфиопии, где Китай строит инфраструктуру, закрывая глаза на жестокость режима. Также было интересно узнать, что даже в бедных странах доля несельскохозяйственных доходов в сельских областях значительно выросла в 80-ые — 90-ые годы, в среднем с 20-30% до 50-60%, что свидетельствует о положительной динамике развития беднейших стран. Естественно, этими фактами не ограничивается всё то, что мы узнали на семинарах, — это лишь наиболее запомнившиеся факты и цифры.

На мой взгляд, задачей курса было скорее ознакомление с перечнем основных проблем развивающихся экономик, нежели изучение способов их решения, поскольку пускай и интенсивный, но только лишь трёхнедельный курс не позволяет преподавателям подробно разбирать конкретные исторические примеры экономических взлётов и падений. Однако эта программа, безусловно, была весьма полезна, поскольку она осветила ранее не известные мне проблемы Африки и познакомила с некоторыми весьма интересными фактами, которые позволят мне ссылаться на них в дальнейшем или даже проводить полноценные исследовательские работы.

Каким был ваш первый день в летней школе LSE? Что вас особенно удивило?

Первый день в университете не был настолько запоминающимся, как бы того хотелось. Всё дело в том, что Лондонская школа экономики и политических наук (LSE) очень строго относится к учёбе, поэтому времени на «акклиматизацию» не давалось: студенты обязаны приступить к полноценной учёбе уже на второй день после своего приезда в страну. Всё проходило довольно стандартно: на семинаре мы знакомились с преподавателем и друг с другом, на лекции нам прочитали вступительный материал, а после занятий студенты пытались завести новые знакомства. В тот день я понял, насколько многонациональной оказалась школа: только в моей группе были студенты из Индии, Австрии, США, Китая, Непала, Индонезии, Венесуэлы, и т.д. Однако больше всего меня удивило не количество представленных в школе стран, а мотивация и поведение иностранных студентов — все до единого приехали исключительно с целью обучения, причём за свой счёт, и потому были заинтересованы только в учёбе и концентрировали на ней 200% своего внимания, что сказывалось на общении. К тому же, сверстников на курсе я почти не нашёл, и те, с кем я общался, были в среднем на 4 года старше меня. Учёба начиналась с самого первого дня, поэтому ни один из иностранных студентов не был особо заинтересован в новых знакомствах: им было не до этого.

Как построен учебный день в университете? В чем отличия между учебным процессом в России и Великобритании?

Учебный день построен следующим образом: в 10 или 11:30 начинаются семинары (начало семинара чередовалось в течение недели), продолжительность одного занятия соответствует нашей паре. После семинара студентам дают небольшой перерыв, а в 14:00 начинается лекция, которая длится две пары. После лекции студенты должны потратить 2-3 часа на самостоятельную подготовку к следующему семинару и чтение приличных объёмов литературы. Не могу сказать, что что-то в этом расписании меня удивило. По сути, учебный процесс в России построен так же, разве что на семинарах не все преподаватели занимаются исключительно повторением лекционного материала. Поэтому я был полностью подготовлен к такому формату обучения: я просто учился так же, как делал это в Москве.

Кто ваш любимый профессор в летней школе LSE?

Единственный профессор и единственный лектор курса — Tim Forsyth. Его лекции были всегда интересны и насыщенны, но он всегда давал возможность студентам сформировать собственное отношение к проблемам, рассматриваемым в рамках.

Семинары в моей группе вела замечательная Camille Pellerin, действительно талантливый преподаватель, получающий удовольствие от своей работы. Семинары с ней проходили молниеносно, поскольку она умела удержать внимание группы и разнообразить рутинную деятельность групповыми заданиями. Она очень открытый и внимательный человек, поддерживающий крайне дружелюбную рабочую атмосферу в своей аудитории. Посещать её занятия было одно удовольствие. Она всегда открыта к диалогу и поощряет новые предложения студентов по улучшению курса. Могу лишь добавить, что тот, кому в будущем доведётся работать с Camille, будет жалеть лишь о том, что её семинары идут только 1,5 часа, а не три.

Какой интересный опыт вы вынесли для себя, помимо обучения?

В первую очередь, мне было очень интересно узнать, как именно западные исследователи видят проблемы Африки. Приходится признать, что чувства у меня смешанные, поскольку ведущие экономисты, специализирующиеся на проблемах развивающихся стран, почему-то упорно игнорируют политические и социально-культурные причины текущего состояния большинства африканских стран и стараются рассматривать всё с точки зрения сухой экономики, в отрыве от контекста и конкретных условий. Создаётся впечатление, что все экономисты стремятся к разработке универсальной стратегии развития всех развивающихся государств, из-за чего им не так интересны специфические условия каждой отдельно взятой страны. Также очень ценным опытом была возможность общения с американскими и китайскими студентами: с ними я обсуждал политическую ситуацию в их странах, а они (и не только они — вообще все, с кем я встречался) живо интересовались российской политикой и её проблемами, правда, исключительно в контексте международных отношений — все они очень слабо (если вообще) себе представляют, что происходит внутри нашей страны. А в остальном, конечно же, самый ценный опыт связан либо с самим обучением, либо с пребыванием в британской столице.

Каковы ваши дальнейшие планы на обучение и работу?

Не могу пока говорить о том, что будет через несколько лет, с полной уверенностью, но пока в моих планах закончить бакалавриат, поступить в магистратуру (сейчас я подумываю о том, чтобы искать экономические магистерские программы или те, что одновременно затрагивают экономику и международные отношения) и трудоустроиться, желательно, конечно, в той сфере, которая соответствует профилю моей подготовки. Возможно, в этом мне поможет программа президентских грантов для обучения за границей, в которой я собираюсь поучаствовать (или хотя бы попытаться это сделать). Что же до трудоустройства, то я рассчитываю получить такую возможность либо с помощью программы PolitIQ, либо с помощью студенческой практики, которую организует наш факультет.

На ваш взгляд, насколько полезен для молодых политологов формат обучения в летних школах?

Я думаю, что такой формат имеет целый ряд преимуществ. Во-первых, студенты получают уникальный опыт пребывания в другой стране и общения с носителями иностранных языков, представителями других государств. Такая возможность особенно важна для политолога, который стремится узнать о политической ситуации в интересующей его стране из первых уст. Во-вторых, они получают возможность обучения в лучших вузах мира, пускай и на непродолжительное время. Такое обучение не только расширяет кругозор за счёт новых знаний и знакомства с иностранными стандартами и подходами к образованию, но и даёт преимущество в дальнейшем обучении и трудоустройстве. Наконец, летние школы экономят время, поскольку полноценный курс сжимается до трёхнедельной программы без потери каких-либо достоинств полноценного курса (как это было в LSE), позволяя за одно лето получить бесценные опыт и знания.

От первого лица

Я живу в Москве с рождения и очень люблю этот город. Сейчас я учусь на втором курсе факультета политологии МГУ на кафедре государственной политики, которую возглавляет Владимир Иванович Якунин. Увлекаюсь историей, международными отношениями и с относительно недавних пор экономикой. Также мне интересны языки, в частности, испанский, изучение которого я начну в этом семестре. Выбор кафедры не случаен: именно на ней можно получить экономические знания без отрыва от политики и стать экспертом в области государственной экономической политики, которая мне особенно интересна. В МГУ я стараюсь быть максимально общительным и продвигать интересы как студентов моей группы, старостой которой я являюсь, так и всего курса или даже факультета в целом. В будущем планирую поступить в магистратуру на направление, связанное с экономикой или международными отношениями (или даже на то, где экономика и МО переплетены в одном курсе), а свою карьеру планирую связать с государственной службой.


12.09.16